Как у нас со званиями, и для чего они нужны?

liliya_orur_ver_3_orange

В Уставе ОРЮР продуманная прекрасная система стимулирования – звания и награды. Придумано здорово: работаешь – получай звание, очень хорошо и много работаешь – получай награды, продолжаешь работать и учишься – продолжаешь получать звания, очень много и хорошо работаешь – награды и звания. И никому не должно быть неловко – сколько постарался, столько и получил. У нас часто не так…

Почему-то, когда читаешь приказы, бывает, что упоминаются одни и те же фамилии. А может, кого-то забыли, не заметили? Не награждают ли часто тех, которые рядом и на виду? И со званиями также?
А раз уж мы все играем в одну общую любимую игру под названием «Скаутизм-разведчество», то давайте будем пользоваться всеми правилами игры вместе. Как же мы, взрослые, играем в нашу игру? Правила грамотно продуманы, давайте их знать и пользоваться ими. Тогда мы не будем допускать ошибок в своей работе и не будем попускать ошибок нашего же руководства, которое (Слава Богу!) нечасто, но идет в разрез главной сути Правил Игры.
Во все руководительские звания производит СТС по представлении начальника отдела или по своему усмотрению. Начальник отдела во все (по представлении нач. дружин или по собственному усмотрению), кроме звания скаутмастера и скаутинструктора. На эти звания он может только представлять. Витязей и дружинниц – принимает начальник дружины.
Приоритеты всегда должны быть у тех, кто работает непосредственно с детьми – у начальников отрядов и их заместителей.
Понятно, что подавляющее большинство из нас работают не ради званий и наград, а ради Бога и Отечества, ради детей.
И наши звания гораздо больше нужны младшим братьям и сестрам. В отряде им бывает непонятно (может, и обидно), когда их начальник несколько лет в звании штаб-инструктора или дружинницы (а то еще и рк3 – такое тоже было, причем не по одному году). И без наград как другие, а детям свойственно обостренное чувство справедливости. И это может влиять на отношение ребят к начальнику отряда. А каково начальнику отряда, который не может принять в разведчики своих детей и повязать им галстуки, так как по Уставу это могут только инструктора и выше? А если еще отряд – отдельный и далеко от начальника отдела или ближайшего инструктора, которого может попросить начальник отдела? А если тот не может приехать? И тогда, как у нас годами ждут присвоение № отряду, то сколько можно прождать в этом случае? И надо ли это? Из Устава «Начальник отдела руководит подготовкой РС отдела». Не лучше ли постараться начальнику отдела, сделать все, чтобы, не затягивая, дать звание инструктора, создать условия для повышения квалификации начальников отрядов, позаботиться о них, помочь им хотя бы в переписке сдать испытания на инструктора.
Из “Положения о руководителях”: “В звание инструктора может быть произведен действительный член ОРЮР не моложе 18 лет, который: Сдал испытания на 1 разряд или на звание инструктора, сдал испытания по Уставу и Положениям, занимает руководительскую должность не менее года».
А про штабинструкторов говорится: «Ведет руководительскую работу, сдал испытания по Уставу и Положениям».
Как видите, даже о курсах ничего не говорится. А в сложившейся у нас практике всегда требуют окончить КНЕ, часто даже для шин. Никто не против КНЕ, они очень нужны, но окончить КНЕ можно и позже, в процессе скаутской работы, но бывает, что про окончивших КНЕ тоже забывают. Опять же у нас КНЕ мало, оповещают о них плохо, заранее ник- то ничего не знает, конспектов КНЕ заранее никто не высылает. А жаль.
Скажите, а кто из вас видел 19-летнего инструктора? А в 22? А шин в 18 лет? В нашей детско-молодежной организации?
Дорогие начальники дружин, пожалуйста, не забывайте о своих кадрах, не забывайте об их продвижении по лестнице, не забывайте писать начальнику отдела раппорта о повышении званий и представления к наградам тем, кто заслужил и хорошо работает. Дорогие начальники отделов, заботьтесь о своих кадрах, и о повышении их званий тоже. А если начальник отдела не утверждает избранного нового начальника дружины из-за того, что он по званию не инструктор, и считает свою миссию выполненной, то это недопонимание своих обязанностей, похоже, что он (начальник отдела) думает, что мы его выбирали для того, чтоб он только запрещал. А может быть, начальнику отдела прислушаться и довериться тем братьям и сестрам, с кем этот самый человек близко работает, тем, кто знает его способности, возможности и заслуги – тоже поверить в него (доверяя дружине) и дать ему звание инструктора, а не “тыкать” в строчку Положения вместо доверия. Все должно быть нацелено на помощь в работе, а не на борьбу за строчку, которую не надо выхватывать, и не надо бояться принимать решения, прячась за эту строчку. Всегда надо исходить из интересов дела по большому счету.
Скажите, а что делать новой дружине, если у нее нет инструктора, чтобы возглавить дружину, и тем более нет 5 инструкторов для Суда Чести? Так что же тогда дружина не может иметь Суд Чести? Но это тоже нарушает Положения? Разве можно требовать буквального исполнения пунктов Положений. Даже, если есть в дружине 5 инструкторов, то выбирают не по званию, а по человеческим качествам и степени занятости.
Складывается впечатление, что когда начальники и другие деятели не знают, чем им заняться, начинаются всякие придирки. И Устав и Положения тут играют роль “любимой колотушки”. И отвлекают людей от работы, создавая видимость деятельности. И это те, которые призваны и избраны помогать.
И вообще, почему мы не относимся буквально к пунктам Положений о лагерях, церемониях, строе и др., считая там что-то обязательным, а что-то носит рекомендательный характер, а со званиями будем чаще всего стоять как скала. Нет этого в нашем Уставе и Положениях, по духу – нет! А мы как буквоеды и “законники”.
Да, а для чего вообще нужны звания? Из пункта “Положения о руководителях”: “Каждый руководитель получает звание с тем, чтобы занять и исполнять определенную руководительскую должность. Должность руководителя должна быть четко определена”. А у нас по жизни, к сожалению, бывает наоборот – начальники отрядов работают без нужных званий, а “неопределенные” – со званиями.
На съездах голосуют по Уставу ОРЮР только инструктора и выше по званию. Часто эти самые “инструктора и выше” не работают с детьми, и тем не менее, именно они принимают глобальные решения. Информация к размышлению: на Конгресс НОРС-Р приглашались и голосовали только те, кто работает с детьми, независимо от званий. Принимали решения по организации те, за кем стояли дети. И это правильно. Там были 3 организации – со званиями у всех по-разному. А у нас в ОРЮР иногда бывает – с деть- ми работают одни (многие из них не имеют права голоса), а на съездах принимают решения другие – это неправильно.
Начальники отдела и дружины должны помогать начальникам отрядов получить звание “инструктор”, или, если нам это не по силам, то, менять устав (под нас немощных), или вспомнить, как на первых съездах ОРЮР принимали решение – “имеют права голоса все члены ОРЮР, приехавшие на съезд”. Потом на одном съезде решили, что будут голосовать шины и выше. Последний малочисленный съезд – это грустно. Многие активно работающие с отрядами, но не имеющие звания, не могут принимать решения в организации – мы, вся организация от этого много теряем. Нам должен быть дорог каждый. Каждый может внести что-то свое в общее обсуждение и решение. Тем более, что круги БКС, где обсуждались бы наши дела и проблемы, у нас практически не существуют.
Напрашивается мысль, может быть, вообще отказаться от всяких званий, оставив только должности (тогда сразу будет видно, кто и чем занимается)? Вот было бы интересно? Но это, думается, будет неправильно, звания стимулируют повышать квалификацию – и ведь это хорошо продуманные правила игры, только пользуемся мы ими плоховато. А правила-то не причем. Если мы чем-то не умеем пользоваться, мы же не должны выбрасывать нужное, а должны осваивать.
Получается, нам еще дорастать и дорастать до нашего же Устава, по которому мы по-разному работаем. Некоторые используют Устав и Положения как колотушку (выхватывая один какой-нибудь кусочек, размахивая и пугая им), кто-то как клетку (от незнания Устава, боясь что-нибудь сделать не так), кто-то ломится в открытую дверь, а кто-то не видит людей, а только закон. Но Устав – не свод всяких “нельзя”, наоборот, его не просто читать и знать – понимать надо. И не пугайте нас уставом – мы его не боимся, мы его любим! Ведь мы же свободные люди, любим Бога (пора выходить из ветхозаветных отношений к законам), любим нашу ОРЮР, и давайте жить по духу, а не по букве. И с любовью к Уставу. Устав создан для нас, а не мы для Устава. Он должен служить и служит для пользы организации, а не должен быть из-за неправильного понимания помехой. Это учебник самого высокого класса! И это УСТАВ, и смотреть в него надо глубже – до самой сути!

Скм. Наталья Полякова

«Скаутский мир» №35, 2006

Запись опубликована в рубрике Руководителям с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий