Kак у нас со званиями и с ТОВ/Д

liliya_orur_ver_3_blueНедавно Гриша Казаков обратился ко мне с вопросом: «Как в Зарубежье принимали в ОРЮР людей, не выросших из разведчиков, а пришедших уже во взрослом возрасте? Давали ли они все равно разведческое Обещание? Или же сразу – ТОВД? Или же им давали штаб-инструкторское звание?»
Штаб-инструкторское звание в разное время понималось по-разному, да и вообще отношение к званиям в разное время и в разных странах было разное. В Прибалтике, Польше и на Подкарпатской Руси, где русские скауты не были членами НОРС-Р, а входили в состав местных организаций, были свои правила относительно руководительских званий, а в НОРС – свои.

У югославских скаутов не было руководительских званий, но окончившие курсы БКС имели право после фамилии поставить «sci» – скаутинстрктор.

Устав ВНОРС (НОРС) 1924 г. предусматривал только два руководительских звания: скм. – скаутмастер и п.скм – помощник скаутмастера. И одно, и другое давал Старший русский скаут О.И. Пантюхов на основании рапортов начальников отделов. Во Франции первым руководительским званием, которое давал не Ст. рус. ск., было «стажьер», а в Югославии мы, сараевцы, ввели звание ски. – скаутинструктор, заимствованное у югославских скаутов, для окончивших КДР.

Это были местные, не предусмотренные Уставом, руководительские звания. В НОРС и в НОРС-Р руководительские звания никаких прав не давали, так как никто никого не выбирал и понятия «право голоса» не существовало.

В Югославии были случаи, когда на руководительские должности назначались взрослые люди, ранее не бывшие разведчиками или разведчицами. Никаких ТО – Торжественных обещаний – они не давали. Так было и в ОРЮР в Германии после 1945 г. В ОРЮР помощники скаутмастера стали называться скаутинструкторами, и это звание давалось только окончившим КДР – Курс для руководителей, КНО – начальников отрядов, КНК – начальников кругов или КНС – начальников стай. Курсов КНЕ как таковых нет. КНЕ – это только общее название для младших руководительских курсов КНО, КНК и КНС вместе взятых. Это ясно сказано в Положении о курсах в пар. 6.1 и далее. К сожалению, не всем это ясно.

Тут я перехожу к статье скм. Н. Поляковой «Как у нас со званиями, и для чего они нужны?», опубликованной в газете «Скаутский мир» №6 (35), 2006 г., с.11. В ней было поднято много исключительно важных вопросов, и кончалась статья призывом «жить по духу, а не по букве». Правильно. Не мы для законов, а законы для нас.

Но прежде, чем менять законы, следовало бы навести в них порядок, проверить, что и как соблюдается. Мне кажется, что мы живем не только не по духу, но и не по букве наших законов. Пример тому – что у нас стали называть КНО – КНЕ и сокращать программы курсов.

Совершенно верно сказано Н. Поляковой, что «круги БКС, где обсуждались бы наши дела и проблемы, у нас практически не существуют». А почему? Почему у нас КДР и КНО проводятся не по Положению о курсах? А знают ли наши руководители, что существует Устав круга БКС, составленный Б. Мартино в 1950 г.?

Позвольте задать еще вопрос читателям газеты «Скаутский мир»: почему на упомянутую статью Н. Поляковой не последовало откликов? О каком руководительском духе после этого говорить?

Н. Полякова пишет: «На съездах голосуют по Уставу ОРЮР только инструктора и выше по званию. Часто эти «инструктора и выше» не работают с детьми, и, тем не менее, именно они принимают глобальные решения».

Почему никто не обратил внимание на странное название для первого руководительского звания – «штаб-инструктор»?

Позвольте рассказать, откуда взялось это странное название.
В 1940-х годах в ОРЮР было три руководительских звания: скаутмастер, скаутинструктор (ранее помощник скаутмастера) и инструктор. Последнее было временным званием для руководителей, не окончивших курсы. Инструктора имели право голоса на ровне со скм. и ски. Но только до тех пор, пока они занимали руководительскую должность. Отойдя от строевой работы, инструктор снимал зеленый галстук и становился витязем, кем он и был до этого. Со временем и штабным работникам, не окончившим руководительские курсы, стали давать тоже временное руководительское звание – штаб-инструктор, дававшее им, во время исполнения штабных работ, тоже право голоса.

В запас, с сохранением права голоса, можно было перевести только обладателей пожизненными званиями скм. и ски., но не шин. – штаб-инструкторов и инс. – инструкторов.

После смерти Б. Мартино в 1962 г., новый Ст. скм. Р. Жуков стал переводить в запас и штаб-инструкторов, и инструкторов, сохраняя за ними право голоса и нарушая таким образом наши законы. Вместо того, чтобы вернутся к старой практике (что тот кто не работает, не должен иметь права голоса), в 1979 г. было утверждено новое Положение о руководителях, по которому только звание шин. стало временным и, к тому же, совершенно несправедливым по отношению к его носителям. Как раз молодому руководителю, а не скм. в запасе, надо обладать правом голоса, и почему случайный человек, занимавший какую-то руководительскую должность больше года, и неизвестно как ее выполнявший, сохраняет согласно пар.3.3 звание и право голоса даже при «прекращении активной руководительской работы». Спрашивается, зачем?

Надо пересмотреть не только Положение о руководителях, но и Положение о судах чести. Где это видано, что «СЧ может сам привлечь члена Организации к ответственности и возбудить против него дело…» (пар. 2.3). Другими словами, СЧ может кого-то привлечь к ответственности и потом судить его. Можно ли в таком случае ожидать от СЧ беспристрастность? Кроме того, мне кажется, что обвиняемый имеет право получить копию жалобы и знать, кто его обвинитель, хотя это и не предусмотрено в Положении.

Положение о специальностях тоже следовало бы пересмотреть. Во всяком случае, требования для специальности коллекционер, по-моему, никуда не годятся. Кроме того, следовало бы в России ввести специальность «краевед».

Скм. Ростислав Полчанинов

«Скаутский мир» №54, 2010

Запись опубликована в рубрике Руководителям с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий