Характерные особенности русского скаутизма

Agapov+Глава из книги М.В. Агапова-Таганского «Русский скаутизм заграницей».

Публикуется впервые.

Баден-Пауэлл не считал скаутизм монопольной собственностью англичан и, пропагандируя его за границей, настойчиво указывал на то, что его система является воспитательной системой, всюду вполне приемлемой и всюду легко приспособляемой к местным условиям. По самой сути своей скаутизм предполагает построение всей своей культурно-педагогической работы на базе местных условий, национальных особенностей и потребностей данного времени и общества.

Сама жизнь показала на сколько разумным было требование Баден-Пауэлла. В течение сравнительно немногих лет скаутизм всюду отразил на себе влияние локальных условий и национальной культуры. Зачастую это влияние было даже в ущерб самой воспитательной работе, в особенности там, где не было возможности быстро создать кадры квалифицированных инструкторов.

В Польше, Латвии Литве, Румынии, Венгрии, Болгарии и Греции скаутские организации быстро пропитались ультра национализмом, шовинизмом и милитаризмом, столь характерным для всей внутренней и внешней политики этих еще столь молодых государств. В странах с более высокой и старой культурой, как Германия, Франция, Англия и Соединенные Штаты, сильно сказались еще не потерявшие своей притягательной силы призывы Руссо к возвращению в природу, с той разницей, что французы: ударились в безудержную романтику индейщины в духе Жозефа де Местра и Шатобриана, немцы занялись больше всего туризмом (wandernde V?gel), англо-саксы увлеклись преимущественно спортом, а часть из них, впавшая в ересь «кибокифта», с воодушевлением стала культивировать примитивизм (та же более грубая так сказать в Джек-Лондоновском стиле романтика или вернее — в духе Сетон-Томпсона; основатель и теоретик кибокифта — англичанин Хергрэвс).

В Сиаме, Египте и некоторых других экзотичных землях скаутизм принял было форму потешничества, игры в солдатики, которые больше и прежде всего пленили самих взрослых.

В Италии Муссолини, так сказать, экспроприировал скаутскую организацию в пользу фашизма и превратил ее в свой боевой авангард «Балила».

Большевики не долго относились с пренебрежением к скаутизму и, взяв у него многие принципы, приемы и средства, создали в помощь комсомолу организацию юных пионеров.

Как высшие школы (университеты, политехнические институты и т.д.), средние школы (гимназии, реальный училища, коммерческие и ремесленные школы) не являются достоянием одного лишь государства, а имеются всюду и везде и носят на себе печать сильно выраженного государственного влияния и духа местной культуры, так и скаутизм быстро распространился на всех континентах с тем, чтобы всюду вскоре приобрести национальный, облик.

Что же можно сказать о характерных особенностях русского скаутизма?
Попав за границу, близко ознакомившись с иностранными организациями, мы ясно и определенно можем представить, каковы pyccкиe скауты в отличие от своих иноземных собратьев.

1. Прежде всего, влияние расы, природных условий и переживаемых крупных исторических сдвигов сказалось в более быстром (чем, скажем, у англо-саксов) интеллектуальном развитии, а в сравнении с южанами (например, южными славянами) более позднем физическом созревании. Уже одно это придает своеобразие русским скаутам: их трудно занять и удовлетворить тем, что отвечает духовным запросам их английских сверстников, и в то же время они вовсе не так эмоциональны, как их южные братья.

2. У русских скаутов наблюдается оригинальное смешение рационализма Хоря и романтики Калиныча. Их рационализм сказывается в стремлении понять почему, зачем и для чего он должен что-либо делать. У англичан капитан Роланд Филипс написал книгу о патрульной системе, где объясняет, что и как нужно делать, и его читатели довольны, им большего не требуется. Пишет на ту же тему И.А. Гарднер, и сейчас же в книге появляются главы «почему хороша патрульная система, с какой целью она введена, и какие результаты она дает». Раз что-либо поняв, усвоив, русский проникается неостывающим жаром и рвением, которые показывают, что он ближайший родственник протопопа Аввакума и готов за единый йот сложить свою буйную голову. Кто-то сказал, что не чудеса создают веру, но вера творит чудеса. Так и у русских вера творит чудеса. Но верить слепо в кредит они не в состоянии.

3. Русские скауты остались довольно холодны к индейщине, примитивизму, крайнему увлечению спортом или туризмом, нет у них и зоологического воинствующего национализма и шовинизма. Что других захватило целиком, у них вошло лишь в обиход, как средство целесообразно использовать время. Значит ли это, что русские скауты не в состоянии чем-либо сильно увлечься. По-видимому, одностороннее увлечение им претит…

Стремление русских мальчиков, прежде, чем что-либо делать, осмыслить, понять и логически оправдать свое задание, а потом выполнять это задание с воодушевлением и настойчивостью – свидетельствует о нутряном подходе ко всему. Всем своим существом путем интуиции усваивает русский ту или иную максиму, догму или теорию. У русских нет раздвоенности личности, как это видим на Западе, где мирно совмещаются у одного и того же лица филистерский образ жизни с исповеданием на кафедре совсем иных взглядов и теорий.

Русский скаут не может увлечься чем-то односторонним, ибо это стояло бы в противоречии с целостным восприятием переживаемого с потребностью в полноте и высокой духовной ценности жизненного содержания.

4. Нутряной, интуитивный, целостный подход к действительности, некоторый максимализм русской натуры (все или ничего) заставляют русских скаутов проникаться более идеалистическими настроениями, чем это наблюдается у их иностранных собратьев. Этот идеализм в очень значительной мере окрашен повышенными моралью и эстетизмом.

Отсюда легко понять такую настроенность русских скаутов, как сильное увлечение легендами о святом Георгии и о граде Китеже, их хождения по святым местам (путешествия на Афон и по монастырям), их потребность творить добрые дела и бескорыстно служить ближнему (спасение погибающих, забота о беспризорных, оказание помощи слабым, больным и нуждающимся).

5. Окиньте умственным взором настроения, устремления и деяния русских скаутов, и тогда перед вами встанет картина Святой Руси Нестерова. Вы почувствуете, что pycскиe скауты плоть от плоти, кровь от крови того народа, который в лучшей и большей своей части был представлен святыми угодниками земли русской, ее старцами, блаженными, Христа ради юродивыми, ее кающимися дворянами, народниками, духовными вождями, как Грановский, Белинский, Герцен, Достоевский, Ключевский и др.

Русская скаутская организация является русской и национальной не потому, что она ставит ceбе задачей воспитание в национальном духе, но главным образом потому, что она насквозь пропитана духом национальной культуры.

Повышенное национальное чувство не есть качество, отличающее русского скаута от всякого другого скаута, но его национальное самосознание глубже, интимнее и действеннее, чем у его собратьев, ибо русские привыкли жить цельной нераздвоенной жизнью и вкладывают всю душу и все свое в жертву избранному идеалу.

Характерные особенности русского скаутизма в сочетании с мудрой и самоотверженной работой его вождей помогли ему преодолеть препятствия, возникшие в связи с условиями места и времени.

М.В. Агапов-Таганскiй «Русскiй скаутизм за границей», Белград, 1929

«Скаутский мир» №58, 2010

Запись опубликована в рубрике Руководителям. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий